Это немецкие "Франциска" и "Петротрест". Символично, что на двоих эти два клуба соорудили всего один гол - и тот с пенальти.

За 10.000 суммарно они двинули в... "Алхимик"!

Роман Крымовский

Впрочем, шансы "Петротреста" на полуфинал очень хороши. Гостевые 1:1, в соперниках не самый мощный даже по итальянским меркам "Гладиатор". Да и вряд ли в ближайшем реальном туре синхронно оступятся "Бавария", "Лейпциг" и обе "Боруссии". Даже в таких условиях матч получился равным по рейтингу. И думаю, "Гладиатор" уже через пару дней опустится в Лигу Европы, где ему самое место.

Куда сложнее придётся другому немецкому суперклубу. Моя "Франциска" не смогла забить на поле чемпионов Италии, тогда как "Адзурри" пробил Куна Кастельса дважды. Остаётся только порадоваться за коллегу Еникова, у которого и Хакими (+12) триумфально вернулся в основу "Интера", заработав пенальти в виртуальном матче, и Бонуччи (+9) забил за "Ювентус". Если они продолжат в том же духе, то шансов в ответке у нас не будет.

В первом из двух итальянских заруб всё было понятно ещё по итогам жеребьёвки. Объективно говоря, "Корлеоне" (как и "Гладиатор") не тянет на уровень ТОП-8 виртуальной Европы. Вот и "Каморра" решила не откладывать дело в долгий ящик и на чужом поле размолотила команду Алексея Куксы.

Но внимание всех без исключения наших тренеров было приковано в другому дерби: "Патриция" - "Алхимик". Можно сбиться со счёта, вспоминая все отпущенные мною в сторону Криштиану Роналду критические стрелы. И ещё больше тех, которые я, жалея португальское убожество, придержал. Придержал, чтобы не убедить Алексея Мазаника в бесперспективности беспринципности португальца. Удалось, Лёша продолжает пихать его в основу.

Трио нападения "Алхимика" во главе с Роналду так и не приблизилось к воротам моей "Патриции". Жаль, что мы в свою очередь ограничились двумя голами. Тем более, что в ответке будет труднее. Нет-нет, не Криштиану потренируется и выйдет на новый уровень. Алексей пошёл по куда более надёжному пути. На прошлой неделе купил троих игроков (читайте итальянский обзор), на этой - двоих, но куда более звёздных. Обозреваемый матч стал последним для Алессио Романьоли (на фото) и Хуана Куадрадо в форме "Патриции". За 10.000 суммарно они двинули в... "Алхимик"! Ловкий ход, учитывая спаренные матчи "Алхимик" - "Патриция" (в чемпионате и в ЛЧ). Комфортные 2:0 в первом матче подарили нам отличные шансы, но теперь они тают на глазах. Интересно, на что ещё готов господин Мазаник, чтобы обелить Роналду в глазах общественности? Хотя в итоге он раз за разом высекает сам себя. То ли как унтер-офицерская вдова, то ли как...

***

Имам Шамиль запрещал петь в Дагестане:

— В песне ищи что-нибудь одно — или смех, или слёзы. Нам, горцам, сейчас ни то, ни другое не нужно. Мы воюем. Мужество не должно жаловаться и плакать, какие бы испытания на него ни обрушивались. С другой стороны, нам нечему и радоваться. Печаль и горечь в наших сердцах.

Женщин за песню наказывал метлой, а мужчин — кнутом. Немало певцов попало в те годы под удары кнута.

В те дни неприятельские войска захватили аул Ахульго. Много героев породила эта битва, но все они остались там, на поле битвы. Раненые, не желая сдаваться, прыгали в Аварское Койсу. Среди осаждённых была и сестра Шамиля с детьми.

В это тяжёлое время усталый, израненный имам приехал в свой родной аул Гимры. Не успел он отдать мюридам повод коня, как услышал песню, или, вернее, плач:

Плачьте, люди, в горных аулах,
Плачьте по мёртвым и славьте их,
Врагу досталась крепость Ахульго,
И никого не осталось в живых.

Далее в песне перечислялись имена всех убитых героев. Сочинивший песню просил всех надеть траурные одежды. Говорилось о том, что в горах высохли все родники, прослышав о таком горе. Была в песне мольба к Аллаху защищать горцев, вдохнуть силы в имама и сохранить жизнь восьмилетнему Джамалутдину, сыну Шамиля, находящемуся в заложниках у белого царя в Петербурге.

Шамиль сел на камень, запустил пальцы в густую, крашенную хной бороду, испытующе посмотрел на стоящих вокруг людей, а потом спросил:

— Юнус, сколько строк в этой песне?

— Сто две строки, имам.

— Найди сочинителя этой песни и подвергни ста ударам кнута. Два удара оставь за мной.

Мюрид незамедлительно вытащил кнут.

— Кто сочинил песню?

Все молчали.

— Я спрашиваю: кто сочинил песню?

Тут к имаму подошла его согбенная, печальная мать. В руках она держала метлу.

— Сын мой, песню эту сочинила я. В нашем доме сегодня траур. Возьми эту метлу. Исполни свой приказ.

Имам задумался. Потом он взял из рук матери метлу и прислонил к стенке.

— Мать, ты уходи домой.

Оглядываясь на сына, мать ушла. Как только она скрылась в переулке, Шамиль снял с себя саблю, развязал пояс, сбросил черкеску.

— Бить маму нельзя. Её вину должен взять на себя я, её сын, Шамиль.

Раздевшись до пояса, он лёг на землю и сказал мюриду:

— Зачем ты спрятал кнут? Достань-ка его и исполняй то, что я говорю.

Мюрид колебался. Имам нахмурился, и мюрид лучше всех знал, что за этим может последовать. Он начал стегать имама, но стегал мягко, не наказывал, а гладил. Шамиль вдруг встал и крикнул:

— Ложись вместо меня!

Мюрид растянулся на лавке. Шамиль взял его кнут и больно стегнул три раза. На спине мюрида появились красные рубцы.

— Вот как надо бить, понял? Теперь начинай и не вздумай снова ловчить.

Мюрид начал хлестать имама и отсчитывать удары.

— Двадцать восемь двадцать девять…

— Нет, только ещё двадцать семь. Не пропускай, не перескакивай.

С мюрида катился пот, и он вытирал его левым рукавом. Спина имама была похожа на горный хребет в пересечениях дорог и тропинок или на склон холма, истоптанный многими табунами.

Наконец истязание кончилось. Мюрид отошёл в сторону, отдуваясь. Шамиль облачился, надел оружие. Повернувшись к людям, сказал:

— Горцы, нам надо воевать. Нам некогда сочинять и распевать песни, рассказывать сказки. Пусть враги поют песни о нас. Этому научат их наши сабли. Вытирайте слёзы, точите оружие. Ахульго мы потеряли, но Дагестан ещё жив, и война не кончилась.

***

Шамиль. Я не знаю, называли ли так в детстве Алексея. Или он стал Шамилём, несколько лет поработав в Сочи. Но суть его и господина из притчи действий весьма схожа: в череде здравых решений принимается одно-единственное максимально нелепое, которое приводит к краху и усугублению ситуации.

Роналду - это тот самый аул Ахульго. И потеряв однажды португальского недофутболиста Алексей будет так же убиваться и слагать жалобную песню из 102-ух строк, за каждый пробитый за последние 3 года пенальти.

Только тренер не понял главного: Ахульго он провафлил в первом матче четвертьфинала. Дагестан таким же образом уедет от него после ответки.

Куда потом девать папаху? Заставить Марсело съесть её. А потом выковырять у него же.

Исключительно из ностальгических побуждений.

РОМАН КРЫМОВСКИЙ

Патриция - Алхимик - 2:0 (Лоренцо Инсинье, Марцело Брозович)

Адзурри - Франциска - 2:0 (Хакан Чалханоглу, Ашраф Хакими)

Корлеоне - Каморра - 1:5 (Сергей Милинкович-Савич; Федерико Кьеза - 2, Ирвинг Лосано, Франк Кессиэ, Ромелу Лукаку)

Гладиатор - Петротрест - 1:1 (Мануэль Ладзари; Роберт Левандовски)

Комментарии

0